Горнолыжный Форум
TNF UkraineTNF Ukraine Горные лыжи ArmadaГорные лыжи Armada Горные лыжи Elan Amphibio Маски и одежда Oakley Горнолыжные маски Bolle
Защита Dainese Термобельё Craft Спортивные носки X-Socks Термобельё X-Bionic
Регистрация Главная Форум Новые Отчёты Биржа Транспорт Лояльность Поиск
СНЕГ : MOBILE : НАШ FACEBOOK : НАШ TWITTER : RSS : Горнолыжный Форум > Новости > Events: made in Ukraine > Events: Из Киева в Одессу на роликовых коньках.
Events: made in Ukraine соревнования, фестивали, вечеринки и прочие правильные мероприятия


Ответ
 
Опции темы Поиск в этой теме
Старый 03.09.2009, 13:33   #1 (ссылка)
Всегда на форуме
 
Аватар для Vyacheslav
 
Сейчас: вне форума
Откуда: Киев

Снаряга: Salomon QST 99, Icelantic The Scout, Dynafit mercury
Из Киева в Одессу на роликовых коньках.

Побег к морю, или Из Киева в Одессу на роликовых коньках.

Пока Дубровский пиарился на ломаном украинском по ICTV, я лежал на зеленой травке, опершись на рюкзак, и наблюдал за телевезионной кухней.

Оператор виртуозно пытался взять в кадр Дубровского в майке «Вертикаль», девушку в коротких шортиках, которая уверенно сжимала микрофон в левой руке, и перечеркнутый дорожный знак КИЕВ. Дубровский радостно повествовал о своих предыдущих забегах и изредка поглядывал на левую руку девушки с микрофоном, и в этот момент образовывалась едва заметная пауза. В этот день начиналось наше путешествие из Киева в Одессу на роликовых коньках. Собственно, этим и был заинтересован телеканал ICTV: надеясь сварганить новостной сюжет, они пытались выудить как можно больше информации из Дубровского. Зная, что к морю бежится легче, мы собирались преодолеть 460 км за 5 дней пути и прибыть в Одессу к обеду 19 августа 2009 года. Уникальность этого мероприятия также заключалась в том, что мы бежали без машины сопровождения и все необходимое для путешествия было при себе. Ну вот девушка сунула микрофон в специальную сумку, и оператор начал сворачивать свое барахло - это были явные признаки того, что нужно вставать с зеленой травки и бежать в Одессу.

День первый, или 15 августа

Стартовали около 11 утра, сразу после интервью, и бежали до первой бабки, продающей груши. Она оказалась где-то в 20 км от места старта. Трасса была загружена, и мы бежали по встречной обочине, которая закончилась в районе этой же самой бабки. Съев по килограмму груш, мы попробовали бежать навстречу изумленным камазам и прочим грузовикам. Это быстро показалось нам небезопасным, и я предложил продолжить движение автостопом до ближайшей качественной обочины. Дубровский отверг мое предложение как неспортивное, и мы пошли пешком. Пройдя около 10 км мы, так и не достигли обочины, по которой можно двигаться на коньках, и сошлись на автостопе, так как изначально мы хотели ехать, а не идти. Взмах, другой - и мы сидим в микроавтобусе синего цвета, который идет до села Кривое Озеро. В автобусе два человека, их работа - техническая поддержка каких-то строительных кранов, которые понатыканы по всей стране. Мы знакомимся, они оба - Александры, я угощаю того, что слева, грушей и засыпаю. Пока я спал, Дубровский слушал разные истории из жизни Александров и напряженно всматривался в пробегающую за окном обочину: он ждал, когда же начнется асфальт и мы снова побежим.

Мне снилось синее море, сочные персики и тень больших ветвистых деревьев. "Вставай, поехали," - сказал Дубровский и легко толкнул меня в плечо. "Что, уже?" - спросонья поинтересовался я. "Посмотри, какой чудный асфальт за окном, это город Жашкив". Я вылез из синего микроавтобуса и всмотрелся в асфальт. Он был серый, мелкозернистый и твердый - лучше не бывает. Обочина была около 2 м шириной, от дороги ее отделяла жирная сплошная полоса белого цвета, как в хорошем западном кино. Завидев такой асфальтище, Дубровский встал на колени и тихонько заплакал. Сквозь рыдание я разобрал, что к 140-летию Донецка Володе хотелось бежать из Донецка в Киев по асфальту такого же отменного качества. Но вот она - брутальная реальность: накануне 140-летия нашего города мы были вынуждены бежать из Киева в Одессу. Выпив воды, Дубровский справился со своими эмоциями - и мы побежали в сторону моря.

Незаметно пролетели 30 км - и вот мы в Нестеровке. Маленькая деревушка на трассе Киев-Одесса. Она примечательна лишь тем, что в ней заканчивается хорошая обочина и начинается плохая. Слегка помучавшись, мы переобулись и пошли пешком. Минут через 40 дорога повела нас через небольшой лесок. В этом замечательном лесу расположился кафе-бар "ЛЮКС". Уже вечерело и мы всерьез задумались о вкусном ужине и ночлеге. Солнце садилось, из ресторанчика тянуло дымком, а обочины все не было. Не теряя надежды уже сегодня добраться до нормального асфальта, мы стали весело стопить проезжающих. Многие улыбаются, машут в ответ и еще подают какие-то знаки, как бы оправдываясь, что не берут нас с собой, но мы не в обиде. Вдруг, напротив меня, останавливается маленькая машинка с румынскими номерами. За рулем мужчина с избыточным весом, он заполняет все пространство между сиденьем и доской приборов. Справа от него сидит совсем не худая женщина, видимо, родственница, на заднем сидении расположилась еще одна женщина, по возрасту скорее напоминающая их дочь, чем мать. Все остальное пространство автомобиля забито какими-то узлами и коробками. Мужчина вступает в диалог: ему интересно, кто мы, откуда и почему на роликах, в конце беседы вежливо предлагает подвезти нас на крыше. Не теряя надежды уехать, я объясняю мужчине, что его крыша слишком мала для меня, Дубровского и наших рюкзаков, и предлагаю высадить его прекрасных спутниц и дать им еще пару коробок из багажника, чтобы там разместить наши рюкзаки, затем подбросить нас до хорошей обочины и вернуться за женщинами, как в задаче про козла и капусту. Немного подумав и посоветовавшись на непонятном нам языке, водитель не соглашается - и они уезжают. В тот вечер больше никто не остановился, и мы отправились на ужин в ресторан через дорогу.

В помещении горел неяркий свет, пахло кухней и работал телевизор. Клиентов кроме нас не было, и сотрудники (молодая недовольная девушка-официант, бармен - женщина средних лет с видом, будто мы ей что-то должны, и молчаливая женщина в возрасте - повар) смотрели телевизионный концерт из каких-то попсовых песен. На призывы выключить эту дрянь они отреагировали агрессивно и единогласно. Стало ясно: в тишине мы не поужинаем. Это никак не сказалось на настроении, и мы сделали заказ. "Два борща з часником, овощне рагу та жарену ногу!" - с улыбкой произнес Дубровский. Улыбка на его лице вовсе не подразумевала никакой шутки. Она говорила о том, что он, Дубровский, не ел целый день, мысль о борще и жареной ноге принес в кафе-бар "ЛЮКС" издалека и сейчас, размещая заказ, он уже представлял себя хлебающим борщ с чесноком. От этого теплота разлилась по его телу, невольно вызывая улыбку. Однако недовольная девушка-официант приняла это на свой счет, фыркнула и удалилась за дверью, ведущей на кухню.

День второй, или 16 августа

Наша палатка удачно расположилась в тени деревьев. Это способствовало хорошему утреннему сну. Пока Дубровский упражнялся в фотографии, мне удалось часок почитать книжку, после мы позавтракали и отправились в путь. План был добраться до хорошей обочины, надеть ролики и продолжить забег. Мы шли около двух часов и безуспешно голосовали. По нашим расчетам, до нормального асфальта оставалось еще около 10 км. Мы выбрали хорошую позицию для остановки и стали голосовать на одном месте - эта технология значительно увеличивает шансы уехать. Не прошло и 20 минут, как мы неслись в сторону Умани на молдавском микроавтобусе. Расстояние около 10 км было преодолено практически мгновенно - и вот мы снова бежим на юг. Бежалось хорошо и весело. И добежалось до деревни Луполово. Эта деревня разбивает трассу Киев-Одесса на два участка: до Луполово и за Луполово. Первый участок более или менее ровный, с небольшим количеством спусков и подъемов, а вот за Луполово начинаются большие холмы. Я думаю, на отрезке Луполово-Одесса их штук семь.

Торговец арбузами, житель села Луполово рекомендовал нам чудесное место в самой деревне, где можно было поесть и поставить палатку. Это бывший сельский магазин, выкупленный его одноклассницей Наташей и переоборудованный в кафе для луполовцев и гостей деревни. Наташа и ее семья проживали там же. В селе оказалось несколько достопримечательностей:

1. Южный Буг (справочная информация - из Википедии)

Южный Буг берёт начало в Подолье, к востоку от Волочиска и в 90 км западнее Хмельницкого из болот на Подольской возвышенности, оттуда течёт на восток через Винницу, вблизи которой меняет направление на юго-восточное и впадает в Бугский лиман, а затем образует вместе с Днепром Днепро-Бугский лиман, далее протекает вблизи раскопок древнего города Ольвия и далее - в Чёрное море. В верховье течёт по заболоченной местности в низких берегах; в среднем течении - в глубокой долине; имеются пороги (особенно на участке от Первомайска до села Александровки - Мигейские пороги, Богдановские пороги и др.). Далее река выходит на Причерноморскую низменность.

Питание смешанное, с преобладанием снегового. Половодье с конца февраля до начала мая, межень с июня по февраль. Средний расход воды в 132 км от устья 82 м³/сек, наибольший - 5.320 м³/сек, наименьший - 2,6 м³/сек. Замерзает почти регулярно в ноябре - феврале; вскрывается к середине марта. Минерализация воды до 0,9 г/л.

Главные притоки: Плоская, Волк, Терновая, Иква, Случ, Хомора (Хмельницкая область); Згар, Ров, Соб, Дохна, Савранка, Десна (Десенка) (Винницкая область); основные левые - Синюха, Мертвовод, Синица в Кировоградской области, Ингул в городе Николаев, правые - Згар, Кодыма, Гнилой Еланец.

Населённые пункты на Южном Буге: Луполово, Хмельницкий, Хмельник, Винница, Гнивань, Ладыжин, Саврань, Гайворон, Первомайск, Южноукраинск, Вознесенск, Новая Одесса, Николаев (50 км от устья).

2. "Джакузи" - так называют старую водяную мельницу в с Луполово, расположенную на Южном Буге. Она, со слов селян, является ровесницей Софиевского парка и сегодня представляет из себя комплекс развалин. Каменный рукав и водопад, ранее использовавшийся для вращения колеса, сегодня используются для общих купаний.

Голодные и уставшие, мы поужинали, искупались в "джакузи" и под большим деревом разбили палатку для ночлега.

День третий, или 17 августа

Проснувшись и выбравшись из палатки, познакомились с дедушкой. Оказалось, мы неумышленно поставили палатку у него в огороде. Он вежливо поинтересовался, надолго ли мы. "Нам нравится в Луполово. Мы теперь будем здесь жить," - серьезно сказал я. Ни минуты не размышляя, дедушка вежливо сообщил, что жить у него в огороде не получится, и предложил нам уехать туда, откуда мы приехали. Подумав и посоветовавшись, мы приняли его предложение, однако, с нашими коррективами. Мы согласились уехать, но не туда, откуда приехали, а в Одессу. Дедушка принял наше предложение, и мы перешли к обсуждению времени отъезда. По мнению дедушки, мы должны были покинуть Луполово тотчас и направиться как можно дальше. По нашей версии, мы должны были позавтракать, пройти плановый медосмотр в местной больнице, искупаться в "джакузи", кое-что постирать и только после этого направиться как можно дальше. Дедушке понравилась наша версия и он любезно разрешил нашей палатке постоять у него под абрикосой до «после обеда».

На завтрак были жареные яйца, хлеб и салат. После завтрака администратор заведения Наташа выдала нам своего сына Ваську, мальчика лет 10, в качестве проводника по деревне, и мы отправились по делам. Первой на пути была больница - три комнаты в каком-то одноэтажном строении, выкрашенные синей масляной краской и укомплектованные гинекологическим креслом и женщиной в белом халате. Комнаты были чистые, светлые и оформлены шкафами из шестидесятых. Женщина приняла нас радушно, скучновато ей там. Она с радостью измерила мне давление и пульс, а Дубровского послушала фонендоскопом. Все было чудесно, и она разрешила нам бежать дальше. Дубровский сильно хотел сфотографироваться в кресле, но я его почему-то отговорил. Наверно, было бы неплохо: он такой голый, в роликах вольготно расселся в гинекологическом кресле послевоенного периода, вокруг синие стены, шкафы, а рядом, на полу, такой ржавый таз с эмбриональным материалом. Впрочем, ладно это можно сделать и в другой раз, не все ведь сразу.

На "джакузи" было безлюдно, ласково грело солнце и от шумного ручья веяло прохладой. Насладившись купанием и перестирав все необходимое, мы вернулись обратно к палатке. Собрали вещи, съели арбуз, попрощались с дедушкой, Наташей, Васькой и побежали дальше. Старт был поздним, около 16:00, в связи с этим пробежали около 30 км - и снова ночлег. На этот раз в районном центре, поселке городского типа Любашивка.

Съехав с трассы, мы оказались на дороге местного значения, которая вела в неизвестном направлении. Немного пробежав по ней, мы обнаружили рынок. Он расположен немного в стороне от трассы Хельсинки-Киев-Одесса и проходящий транспорт ничего о нем не знает. Вся клиентура рынка - это жители Любашивки и окрестных сел. Основные товары - это колбаса из свинины, пирожки, вареники и «языки» с маком. Среди клиентов рынка много инспекторов дорожного движения, придорожных шлюх, водителей грузовиков и комбайнов, а так же местные криминальные авторитеты.

Завидев нас еще на подъезде, все оживились. Узнав кто мы, откуда и куда, обитатели рынка озвучили ключевой вопрос: "А, зачем?" Ответив на него не менее емко - "Почему нет?", - мы перешли к обсуждению меню. Наша миссия сильно отвлекла всех от их собственных дел, и весь рынок принялся обсуждать наш пробег. Торговцы люди предприимчивые, поэтому тут же посыпались предложения с колбасных рядов: "Дык вы доедьте до Одессы на автобусе, а там километров пять пробежите - и все". А вот группа радикально лысых клиентов, потребляющих свиную колбасу в углу слева, никак не могла поверить в то, что мы бежим по собственному желанию. Они стали навязчиво предлагать услуги извоза в сторону Одессы. Сильно разгорячившись, один бритоголовый бросил колбасу и выхватил из кармана пистолет. Он клялся отомстить за нас и требовал имя виновника. Мы оба знали, что это была идея Дубровского, и стоило мне это сказать бритоголовому, как он бы тут же всадил две-три пули ему в голову, и после этого инициатор роллер-пробега мог бы кататься только на катафалке. Мы стояли безмолвно среди рядов свиной колбасы, источающей зловоние, а бритоголовый кричал: "Имя! Дайте мне имя! Я сделаю из него колбасу, а органы продам нуждающимся в развитые страны!". Я пытался взвесить все за и против. Если я сдам Дубровского, то мне не нужно больше никуда бежать, бритоголовый пустит его на колбасу, с радостью подбросит меня до Одессы и уже сегодня я буду купаться в море. Это мне казалось очень веским аргументом, однако я не мог забыть того, что Дубровский обучил сотни людей катанию на роликовых коньках, включая меня. Кто же будет учить жителей Донецка катанию, если Дубровского съедят дальнобойщики где-то на обочине, вдали от цивилизации? За те несколько секунд, которые были в моем распоряжении, я не смог ему найти достойную замену, к тому же меня сильно отвлекал запах свиной колбасы и истерический крик бритоголового. Вот так Дубровский остался жив, мы успокоили этого парня, и он опять принялся за колбасу.

После всего этого женщины угостили нас пирогами с маком, а одна из них, Валентина, предложила переночевать у нее дома. Для нас это было хорошим предложением, так как уже стемнело, а палатку поставить было негде: везде мусор, шум и пьяная возня. Мы воспользовались ее гостеприимством.

День четвертый, или 18 августа

Утром Валя накормила нас завтраком, она встала очень рано и сварила борщ. Было очень приятно встретить Валю и испытать на себе ее гостеприимство. Это снабдило нас энергией для длинного дня. Дубровский сказал: "Спасибо тебе, Катя, за все, мы повалили". Валя, немного удивленно: "Я не Катя, я Валя!" - "Ой извини, спасибо тебе, Валя, за все, мы покатили". И мы покатили из пгт. Любашивка, по всей видимости, навсегда.

В этот день мы планировали пробежать около 60 км до села Ревово Ширяевского района. Так и получилось, добежали без происшествий и значительно раньше, чем планировали. У нас еще оставалось около двух часов светового дня и мы решили бежать дальше. Согласно нашей карты, ближайшее село было в 40 км, и мы понимали, что туда добежать не успеваем, но "c'est la vie". Бежали молча, вода заканчивалась, качество дороги ухудшалось. Вот и солнце закатилось за горизонт, впереди ночь без воды, но что делать. Мы уже настроились на ночлег без ужина и воды, как вдруг, поднявшись на очередной пригорок, увидели маленькую заправку, напротив которой азербайджанцы торговали фруктами, овощами и ягодами. "Бинго! Бинго!" - кричали мы и радостно бежали к островку жизни.

Бинго (англ. Bingo - игра, в которой случайным образом выбираются числа, а игроки должны отмечать их на своих карточках. Первый игрок, заполнивший карточку в соответствии с правилами розыгрыша, побеждает. Чтобы обозначить свой выигрыш, он обычно выкрикивает «Бинго!». (по материалам Википедии)

Все обитатели этого оазиса встретили нас радушно: азербайджанцы предложили ночлег на сене в кузове их грузовика, а заправщики разрешили воспользоваться ведром и водой из пожарного водоема для обливаний. Питьевой воды не было ни на заправке, ни у торговцев, но были арбузы, которые вполне могли ее заменить. На ужин был большой холодный арбуз и долгая беседа с операторами АЗС об особенностях местной жизни.

По желанию Дубровского палатку установили посреди скошенного поля на кучке соломы. Вокруг было очень темно, и я лег на солому, чтобы понаблюдать за звездным небом. Так и заснул, лежа на соломе, уставившись в звездное небо, ожидая пришельцев, которые заберут меня на эксперименты.

День пятый, или 19 августа

Я проснулся с первыми лучами солнца и уполз от них в палатку, там доспал, и мы стали собираться в путь. Позавтракали арбузом вместе с азербайджанцем Пашей и отправились в дорогу. До Одессы оставалось около 60 км. Бежалось легко и непринужденно. Недалеко от лиманов мы остановились, чтобы приобрести дыню у веселой колхозницы-еврейки. Она торговала дынями возле дороги, в посадке с огромными деревьями. Эти могучие деревья создавали прохладную тень в 30-градусную жару. Более того, вплотную к посадке кто-то нагреб бесформенные кучи свежей соломы, на которые хотелось прилечь только от одного их вида. Долго не размышляя, мы сняли роликовые коньки и прыгнули в солому. Лежать в свежей соломе очень приятно: она принимает форму тела и вставать долго не хочется. Так мы съели одну дыню, а за ней еще одну. Для общего развития я начал читать вслух данные о дыне из Википедии, Дубровский внимательно слушал, даже иногда переспрашивал, однако вскоре перестал переспрашивать и погрузился в глубокий послеобеденный сон. Он мирно спал, наевшись дыни, на мягком стоге соломы, в тени ветвей и лишь изредка подергивал ногами, как будто бежит на роликовых коньках. Вот так он всегда - спит и куда-то бежит одновременно, вся жизнь Дубровского - это бесконечный бег между съемками, уроками, общественными мероприятиями и путешествиями. Он останавливается лишь иногда, чтобы посидеть «В контакте», где у него около тысячи друзей. Я смотрел на Дубровского, мирно дергающего ногами на стоге соломы, и размышлял. Мои мысли уносили меня все дальше и дальше, на Восток, в Северную Индию и прилегающие к ней районы Ирана и Средней Азии, где за много веков до н.э. методом селекции были получены культурные формы дикорастущей дыни. Незаметно для себя я тоже погрузился в сон. Во сне я видел, как на каком-то рынке узбек в цветастом халате с тюбетейкой на голове продал сладкую как мед дыню Дубровскому, подъехавшему на роликах. Дыня была огромных размеров и для транспортировки на роликовых коньках была оплетена веревками из травяных стеблей. К этой веревочной конструкции были приплетены две лямки, чтобы Дубровский мог одеть дыню на спину, как рюкзак Lowe Alpine. Так он и сделал. Два узбека помогли Дубровскому взвалить на спину огромную дыню, и он скрылся в шумных рядах восточного базара. Мой сон прервал спортивный мотоцикл, пролетевший в сторону Киева. Володя уже собирался. «Побежали, сегодня заночуем в Алтестово, чудесной деревне на берегу лимана, потому что телевидение сможет снять наш въезд в Одессу только завтра утром" - сказал он, и мы покатили.

Алтестово - поселок на берегу Хаджибейского лимана в 10 км от Одессы. На первый взгляд - ничего привлекательного: дачные домики, магазин, заросшее волейбольное поле. Зная, что деревня расположена на берегу лимана, мы рассчитывали где-нибудь в селе поесть жареной рыбы. С этим вопросом мы безуспешно обращались к окружающим, пока не встретили женщину с мальчиком в форме матроса. Она поведала нам о китайском лечебном центре, расположенном здесь в Алтестово. Она сказала, что китаец очень хороший и лечит от всего, тыкая иглами в тела больных. Мы заинтересовались, тут же позабыв о рыбе, и решили обратиться за помощью. Мне хотелось уколоться от усталости, а Дубровскому от голода. Мы зашли внутрь. Вдоль стен на лавках и стульях сидели люди. Им в лица и плечи были вставлены иглы разных размеров. Они сидели и молча смотрели друг на друга, как фигуры в музее Мадам Тюссо. В глубине коридора была дверь. Я открыл ее и сказал "добрый день" вместо «здрасьте». Меня спросили: «Как вы сюда дошли?". Я стал рассказывать о нашем путешествии, о дынях и Средней Азии, однако быстро выяснилось что китайцев интересовало другое - почему мы обуты. Нас вывели в приемную: это комната в которой все снимают обувь. Приемная была размером около 10 м. кв. В ней стоял разорванный в лохмотья диван из кожзама и такое же кресло, кое-где на стенах проступала плесень, подоконник был оформлен неухоженной растительностью в горшках. Завязалась беседа. Мне хотелось, чтобы кто-то поколол меня иглами или в крайнем случае походил по спине, а Дубровскому, от увиденного, вообще перехотелось колоться. Оказалось, что в китайском меню нет требуемых услуг ( по крайней мере для тех, кто не согласен сразу оплатить 10-дневный курс лечения), и нам порекомендовали обратиться к массажисту на другом конце села. Мы брели не спеша, расспрашивая окружающих о жареной рыбе и ночлеге, но казалось, что был не рыбный день и все койки разобрали больные. В одном из дворов нам продали «колесо» очень вкусного домашнего сыра и дали два помидора и кусок сала. Несмотря на то, что никто из нас не ест сало, мы с благодарностью приняли щедрый дар сельской женщины. В конце концов мы отыскали дом массажиста. Говорили через домофон. Он предложил вернуться через неделю, но мы могли только через год. На этом договорились, и мы пошли в сторону трассы. Дорога проходила значительно выше селения, через сосновый лес и холм, где мы остановились на ночлег.

День шестой, или 20 августа.

Проснулись. Из палатки открывался великолепный вид на Алтестово и Хаджибейский лиман. Насладившись видом, мы собрались и вышли к дороге. На завтрак доели сыр и помидоры, сало подарили дальнобойщику, проходившему мимо, надели роликовые коньки и побежали. Где-то через час мы уже были возле стеллы ОДЕССА, куда должна была подъехать съемочная группа. Не теряя времени, мы устроили фотосессию. Было немного грустно осознавать, что наше путешествие подошло к концу, но все когда-нибудь кончается.

Бадасс 2009

Оригинал статьи: Побег к морю, или Из Киева в Одессу на роликовых коньках - Вертикаль: альпинизм, туристическое снаряжение, подводная охота, дайвинг
Интервью с участниками: Парное катание на роликовых коньках - Вертикаль: альпинизм, туристическое снаряжение, подводная охота, дайвинг
Ресурс: - Вертикаль: альпинизм, туристическое снаряжение, подводная охота, дайвинг
  Share with Facebook Ответить с цитированием
+ CLS, vvv

Ответ Главная  Новые  Вверх 





Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Ваши права в разделе

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Крайнее сообщение
RB: Горнолыжники на коньках Funcarver Роллер территория 116 04.06.2014 21:17
Events: Открытый чемпионат Киева по акробатике waterboy Events: made in Ukraine 2 26.02.2011 00:21

При цитировании Горнолыжного форума на других ресурсах, активная ссылка на extreme.com.ua обязательна.
New UsersNew PostsVisitsPageviewsSearch EnginesDirect TrafficReferring Sites
Today007243327 (37%)40 (55%)5 (8%)
Yesterday35116348145533 (32%)976 (59%)125 (9%)
Month8316344498524091915416 (34%)25885 (57%)3684 (9%)

bigmir)net TOP 100

Спасибо ZCarot и **support.org за помощь! Вы - лучшие!